Спрос на грузовые автомобили в России может резко упасть

17 просмотров 0

Российский рынок грузовой техники после серьезного спада продаж в 2015 году (-37%) наконец-таки оживился и в 2016 г. показал прирост в +70%. В 2017 году объем производства и спрос продолжают увеличиваться. Причем показатели растут так стремительно, что счастью производителей нет конца. Предприниматели тоже довольны: многие из них, благодаря лизингу, обзавелись новой грузовой техникой, хотя раньше могли позволить себе лишь подержанные автомобили.

Но Центральный банк РФ решил, что счастье будет неполным… без реформы. И решил навести свои порядки в лизинговой отрасли. Правда, к чему вдруг такая инициатива от органа, который к лизингу не имеет никакого отношения – непонятно. Регулятор и сам не понимает, как с этим лизингом работать: ведь его зона ответственности – это финансы. А лизинг – это, скорее, к Минэкономразвития: оно отвечает за обновление основных фондов на предприятиях в нашей стране. Но за дело взялся ЦБ РФ и начал с того, что ему близко – с совершенствование системы учета, т.е., говоря открытым текстом, решил заняться бюрократией. Причем не абы какой, а серьезной – чтоб по всем стандартам европейского и мирового сообщества.

Бюрократия же – главный враг малого бизнеса, основной принцип которого «чем проще, тем лучше». И вот меньше всего простого среднестатистического российского предпринимателя волнует, как адаптироваться под новые правила учета. Ему бы прибыль «качать», а для этого нужен быстрый и максимально простой способ финансирования. По статистике, грузооборот в России растет, открываются новые перспективные направления, а значит, «светят» новые денежные контракты – в такой благоприятной ситуации некогда бумажки оформлять и ждать ответа по заявке на финансирование неделями.

Сейчас – другое дело: чтобы взять в лизинг, например, КАМАЗ, нужно всего лишь 3 дня. Очень удобно: минимум документов, минимум времени. И вот он — новый грузовик, можно запускать в бизнес. Что же предлагает ЦБ? Запутать небольшие компании в премудростях бухгалтерского учета? В результате такого нововведения большинство лизингополучателей – в основном сегмент МСП – разделится на два лагеря. Первые – те, кто не разобрались в новых отчетах и потому решили с этим новым лизингом не связываться. Вторые – которые вникли в суть, все подсчитали и поняли, что лизинг стал ничем не лучше кредита: сложным в учете, невнятным с точки зрения налоговых платежей, дорогим, а значит, недоступным.

Результат предсказуем: для лизинговых компаний, которые останутся в отрасли, сумев пройти квест, затеянный Центральным банком, клиентов точно поубавится. Конечно, крупные компании, которые могут себе позволить штат квалифицированных юристов и бухгалтеров, по-прежнему будут пользоваться лизингом, пусть даже неудобным. Но приоритетным и перспективным сегментом считается как раз-таки малый и средний бизнес. В развитых странах именно небольшой бизнес создает большую долю ВВП страны. К чему стремится и Россия. В лизинговой отрасли особенно заметны успехи: доля МСП в совокупном лизинговом портфеле превышает 50%.

По статистике, рынок лизинга уходит в регионы. По данным РА Эксперт за I полугодие 2017 г., на долю Москвы приходится 42%, остальные 58% — на региональный лизинг. Качество же кадров в провинции всегда уступало мегаполисам. В столице проходят различные обучающие мероприятия, на которые, чисто теоретически, предприятия могут выделить деньги, дабы обучить персонал новым правилам учета. В регионах, как правило, с этим гораздо сложнее.

На волне растущего спроса автопроизводители инвестируют в развитие колоссальные средства. Но что станет с отечественным автопромом, если основной потребитель — МСБ, лишенный доступного источника финансирования, вынуждено откажется от покупки новых грузовых авто?

Падение продаж для любой компании грозит финансовыми проблемами. Когда нет заказов, то и зарплату платить нечем. В первую очередь, страдают люди. И если сегодня компании могут выделять деньги на социальную поддержку и обучение персонала, то это во многом благодаря высокому спросу на их продукцию. Реформа же предлагает рынку приостановить такое благоприятное развитие и «зависнуть» в неизвестности переходного периода. Реформирование выбьет из колеи эффективно работающий инструмент, перенаправит внимание с действительно важных задач на неприоритетные «бумажки».

Суть бизнеса такова, что даже во времена, когда дела идут хорошо, все равно происходит оптимизация численности персонала. А что будет с людьми, когда начнутся действительно серьезные проблемы? Часть из них отправится в неоплачиваемый отпуск, кто-то и вовсе останется без работы, благополучие остальных пошатнется. Подсчитал ли регулятор, сколько работников, занятых в автомобильной отрасли страны, пострадает?

В своем интервью генеральный директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин отмечает: «Любая экономическая проблема в нашей стране тут же отражается на инвестиционных ожиданиях экономики, соответственно, грузовые автомобили становятся менее востребованными». Реформирование лизинга как раз входит в список экономических проблем, которые способны доставить автомобильной отрасли много неприятных сюрпризов.

Конечно, можно сослаться на то, что задача «отрегулировать лизинговую отрасль» после окончания реформы будет выполнена. И это главное для регулятора. Поскольку ни развитие отечественного автопрома, ни благополучие работников российских машиностроительных предприятий не имеют к деятельности ЦБ РФ никакого отношения, а потому и проблемы в этих сферах его мало интересуют.

Вместе с тем, то, что действительно находится в непосредственном ведении Центрального банка – так это банковская сфера, которая на сегодняшний момент «зарегулирована» по максимуму. Однако на практике, бизнес часто предпочитает быстрый и доступный лизинг дорогому банковскому кредиту, который еще и выдают далеко не каждому предпринимателю. Возможно, своей реформой регулятор хочет «уравнять шансы», приравнять лизинг к кредиту и лишить, тем самым, малый и средний бизнес, пожалуй, единственного доступного инструмента долгосрочных инвестиций.

А что пока? Рынок грузовиков класса КАМАЗ составил в прошлом году 40 тыс. автомобилей, показав после двукратного падения в 2015 году рост в 11%. Прогнозы 2017 года также оптимистичны – до +35% к результату предыдущего года и более 30 тыс. грузовиков полной массой 14-40 тонн — в лизинг.

И, глядя на эти цифры, очень сложно переоценить роль лизинга. За последние годы данный инструмент стал отличным подспорьем российским автопроизводителям, именно благодаря лизингу перевыполняются сегодня планы продаж. Доля лизинга в общем объеме реализации с каждым годом растет, у лидера рынка она составляет целых 60%! Стремятся следовать примеру лучших и другие производители. Субсидии государства, бесспорно, имеют большое значение, однако лишь в сочетании с гибким лизингом достигается необходимый и благоприятный для отрасли эффект.

В этом году эксперты отмечают повышенный интерес к магистральным тягачам, что связано с ростом региональных и международных коммерческих перевозок. Большим спросом пользуются тяжелые седельные тягачи, без которых в строительстве, лесопромышленном комплексе и нефтегазодобывающей отрасли не обойтись.

Как долго сохранится такой позитивный сценарий развития? Зависит от регулятора. Варианта два: остановить свою революционную реформу и прислушаться к лизинговому сообществу или продолжать ломать все то, что так долго и сложно строилось. Сейчас рынок замер в томительном ожидании: ведь от того, какой будет сделан выбор, зависит благополучие целой страны.

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стоит прочитать

Закрыть
Наверх