Юлия Ахмедова: «В России много запретных тем»

156 просмотров 0

Первая в России девушка-комик в эксклюзивном интервью для газеты «Единство» рассказала, как пишутся тексты, можно ли развить чувство юмора и на какие темы нельзя шутить в России.

– Юля, в одном из интервью Вы рассказывали, что на сцене у вас нет образа – тяжело быть честной и открытой перед таким большим количеством людей?
– Наоборот, когда мне не надо ничего играть, выдавливать какие-то эмоции, я просто говорю правду, как чувствую, и все. Мне кажется, проще быть собой, чем кем-то. Профессиональным артистам может быть проще, потому что они прячутся за маской. Скажем, в стендапе не может быть просто смешно, как в комедии. Если зритель чувствует, что шутка вымышлена, тогда она не работает. Поэтому всегда должна быть правда.

– Где Вы берете вдохновение для новых монологов? И заставляете ли себя работать даже при его отсутствии?
– Естественно, а то бы ничего не было. Например, этот концерт – я весь февраль много работала, чтобы дописать и отточить. Конечно, есть лень, но когда у тебя поджимают сроки и наступает аврал – тебе уже все равно на любой «шум».

А вот когда срочности нет – это другое. Здесь я не могу, тут мне слишком шумно, здесь свет не такой… и в целом, нужно себя заставлять. Как и в любой другой работе, есть периоды вдохновения. У меня бывает, что если я не хочу писать – лень или настроение плохое – заставляю себя, и когда в процессе приходит что-то крутое, то прямо-таки загораюсь. Потом думаю: «вот если бы я тогда не собралась, то ничего бы и не сделала».

– Харассмент – довольно популярная тема в последнее время. Сталкивались ли Вы сами с этим явлением? Как девушка может дать отпор в такой ситуации?
– Не согласна с тем, что тема популярна. Недавно выступала в Ижевске и спросила у зала, что такое харассмент, какие истории были – многие впервые услышали об этом. Для меня это было удивительно. Наверное, как раз для этого нужно посмотреть мое выступление. Вообще, я считаю, что в жизни практически каждой женщины, в том или ином виде были такие истории, которые задели. Другое дело, что мало кто об этом хочет говорить.

– Юля, а часто ли Вам удается отдохнуть? И как предпочитаете проводить свободное время?
– Сейчас, во время тура, не получается, отрезок такой марафонский. В целом, я очень сильно люблю ездить на океан, кататься на серфе. Если в Москве, то люблю смотреть кино, читать, встречаться с друзьями – все такое банальное, как у всех.

– Вы начинали свое творчество еще в КВН – какой опыт он Вам дал, чему научил?
– В КВН я научилась писать шутки, стоять на сцене, а это очень важная составляющая в стендапе. Здесь сложнее, чем в КВН, потому что в КВН есть команда, где мы стоим единым фронтом, плечом к плечу. В стендапе нужно было научиться выходить одной и что-то делать.

– Некоторые дети мечтают стать знаменитыми актерами или певцами. А кем Вы хотели стать в детстве?
– Не знаю почему, но я очень мечтала, чтоб у меня была корова, с которой бы я жила в деревне у реки. Все, это все мои детские мечты. При том, что я городской житель, и мы никогда не жили в деревнях. Был маленький период, когда на лето ездили в деревню и ходили к бабушке покупать парное молоко. У нее как раз были телята. Возможно, поэтому я и воображала себе реку, домик и корову. Но о том, чтобы стать знаменитой, не думала.

– На Ваш взгляд, юмор – это врожденное чувство или его можно развить и натренировать?
– Если говорить о чувстве юмора, то либо оно есть, либо его нет. А если говорить о юморе, как о работе, то у меня есть примеры, когда приходит человек, вроде бы ничего не может сделать, а потом пишет юмористические сериалы.

Научиться писать шутки можно, но развить в себе смешливость вряд ли. Не знаю, палка о двух концах. Я иногда в жизни встречаю людей вообще без чувства юмора, но они, наверное, и не пытались его в себе развить. Мне кажется, у любого человека спроси, есть ли у него чувство юмора, он скажет «да», и мало кто – «нет». Поэтому никто его и не тренирует. В общем, это вопрос для науки.

– На каких российских и зарубежных стендап-комиков Вы равнялись в начале своего пути и у кого учитесь сейчас?
– В начале пути, мне кажется, все мы смотрели концерты Эдди Мерфи, больше ничего. Во всяком случае, я, кроме него и Карлина, вообще никого не знала. Сейчас мой любимый комик – Луи Си Кей, как ни странно в свете последних событий. Это если говорить именно о комиках, в которых мне нравится все. У других нравятся отдельные концерты. В целом, все, кого переводят в России, кто до нас доходит – талантливые комики.

Из российского стендапа – мои коллеги. Я их люблю и необъективна в этом. Еще сейчас очень много молодых и талантливых ноунеймов, которые могут вырасти в настоящих звезд.

– Какие темы в стендапе Вам кажутся наиболее интересными и достойными внимания?
– Нет такого. Если тема тебе интересна, и, по-твоему, достойна внимания, пишешь о ней. Невозможно вычислить математически наиболее популярные темы. Понятно, что, например, отношения мужчин и женщин близки всем людям. Но говорить об этом постоянно невозможно, комик всегда находится в поиске тем. И если он вдруг затрагивает тему отношений, это не значит, что она стала популярной. Скорее всего, в его жизни произошло что-то близкое к этой теме.

– На Западе известные комики часто шутят о религии, об отношениях в обществе и поднимают довольно жесткие социальные темы. Как Вы считаете, уместны ли такие темы для российской публики?
– Для нас это пока тяжело. У нас, можно сказать, религия под запретом, потому что страна религиозная. На Западе к известным комикам кредит доверия больше. Этот кредит для начала нужно заработать, чтобы люди были готовы принять от тебя любой взгляд на вещи. У нас пока нет таких комиков и много запретных тем. Запретных не со стороны цензуры, а со стороны морали.

На Западе нет рамок. Я недавно смотрела концерт одного парня, он рассказывал, как выступал в Индиане, и речь зашла о религии – 60 человек встали и ушли. Мы-то видим концерт – как его сняли и каким он дошел до нас, а, вот, как на него отреагировали – этого мы уже не знаем.

– А как у нас в стране относятся к женщинам стендап-комикам?
– У нас есть мнение, что женского юмора не существует. У меня на концертах подавляющее число зрителей – женщины, мужчины мало приходят.

– На работе Вы почти всегда окружены мужчинами, как складываются отношения с коллегами?
– Нормально, у нас панибратские отношения, то есть никакого дискомфорта. Как в школе, дружат же мальчики с девочками, вот так и у нас – легкие и хорошие отношения.

– Мешает ли мировоззрение комика личной жизни? Как мужчины относятся к женщинам с отличным чувством юмора?
– Я выбираю мужчин с хорошим чувством юмора, который в ответ тоже может подколоть, и мы вместе посмеемся. Единственное, когда со мной кто-то знакомится, сразу спрашивает, буду ли я потом эту историю рассказывать в стендапе. А вот если расстаюсь, то много говорю о бывших. Поэтому, когда у меня завязываются отношения, они говорят «ты потом не будешь про меня рассказывать?». А я буду.

– А есть ли грань между стендапом и абсолютно личным, тем, что даже в смешном свете не захочется рассказывать чужим людям?
– Конечно. Эта грань очень тонкая, даже зритель ее чувствует. Когда рассказываешь людям какую-то вещь, и они не понимают, зачем им это знать. Для меня это истории о личных трагедиях… нужно понимать, зачем ты это рассказываешь. На своих концертах я немного говорю о депрессии, но делаю я это для того, чтобы люди поменяли к ней свое отношение, и к людям, которые страдают от этого диагноза.

Есть личные темы, которые нет смысла затрагивать. Но если ты можешь найти в них смысл, который получится донести, то почему бы и нет.

– Планируете ли Вы заниматься стендапом всю жизнь или все же поглядываете на другие сферы деятельности?
– Конечно, хотелось бы, как Джордж Карлин, дожить до старости и еще что-то говорить. Слава Богу, у нас такой жанр, что возраст не помеха, кому-то даже наоборот, добавляет мудрость, и он над собой растет. Я бы хотела, чтобы это продлилось на много лет.

– Юля, что посоветуете начинающим комикам из Набережных Челнов?
– Не стесняться, не бояться и как можно больше выступать на открытых микрофонах, и везде, где есть возможность. Если же открытых микрофонов нет, значит, нужно организовать самим. Это не трудно – купить микрофон, колонку, договориться с баром или кафе и просто выступать. Нужно много выступать, потому что понять, смешно это или нет, можно только по реакции зала. Нет смысла писать в стол – нужно выходить, выступать. И ничего не бояться.

Эльза Аляпкина

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Наверх