На стыке медицины и технологий

просмотров 0

Несовершенства тела в обществе принято скрывать, особенно, если это касается его недостающих частей. Данил Емелин доказывает обратное.

Помните новость весны прошлого года о том, что челнинке Гульназ Насибуллиной, которая потеряла кисть правой руки, установили протез? Он был напечатан на 3D-принтере.

Конечно, по своей работе протез не сравнится со здоровой рукой. Зато теперь девушка может выполнять хватательное движение и справляться с простыми бытовыми задачами: перенести вещь, взять полотенце, попить из кружки или почистить зубы. К тому же, такой протез вписывается в бюджет государственной компенсации, которая положена за протез по инвалидности. Устанавливал этот протез девушке Данил Емелин – техник-протезист московской компании «Моторика».

Данил – бывший челнинец. Во время обучения в вузе он случайно увидел вакансию своей мечты: 3D-прототипирование в медицине и конструирование в одном флаконе. Не долго думая, парень перевелся в другой институт и уехал в Москву.

– Я считаю, что в жизни нужно следовать за тем, что действительно хочется и нравится делать. В моем случае, это стык медицины и современных технологий, – рассказывает Данил.

Ломая стереотипы

Компания «Моторика» – единственная в России производит протезы кисти руки и предплечья, которые позволяют захватывать предметы. Аналогов этой разработки в нашей стране нет. Зародилась она три года назад и тогда в составе команды было только три человека, в том числе Данил.

– Так как изначально компания была стартапом, и я работаю там с самого основания, то кем только ни был: конструктором, руководителем, партнером по бизнесу, менеджером, сборщиком протезов, курьером, психологом – перечислять можно бесконечно. Сейчас специализируюсь исключительно на протезировании. Работа с пациентами мне ближе.

– А чем именно вам нравится работа с пациентами?

– Многие из тех, кто приходят к нам, не уверены в себе, зажаты. Я же взаимодействую с людьми, дарю им новые эмоции. Протезирование – это не всегда весело, стараюсь к каждому человеку найти свой подход, изучаю психологические методики работы с детьми, взрослыми, учусь понимать людей.

– Кто обращается к вам чаще?

– 90% наших пациентов – это дети, потому что им легче адаптироваться к таким вещам. Но есть и взрослые.

– Поэтому вы делаете такие яркие протезы – для детей?

– У нас и взрослые заказывают себе черные, зеленые, серебряные протезы. А яркие они для того, чтобы на них обращали внимание в обществе, чтобы они ломали в головах людей рамки и стереотипы, что травма – это особенность, которая должна быть скрыта от глаз. Чтобы человек искоренял в себе комплексы, неуверенность от того, что он не такой, как все.

Сейчас я испытываю удовлетворение от качественно проделанной работы. Никогда не забуду первый установленный протез, это не передать словами. В тот момент все проблемы отодвинулись на задний план. Глядя на то, как маленький человек смог сделать глоток воды, не мучаясь, своей новой рукой.

– Как именно работаю ваши протезы?

– Первый вид – это тяговые протезы кисти и предплечья «КИБИ». Они работают за счет сгибания руки в суставе и натяжении тросов в протезе. Получается, что рука может делать хватательное движение.

Еще у нас есть бионический протез – он с внешним источником энергии, с двигателями и управляющей программой, работает за счет снятия импульсов от мышц с поверхности кожи. У него больше функций, и, соответственно, им можно выполнять больше разных схватов в зависимости от модели.

– Данил, а как обстоят дела с протезированием по стране в целом?

– Большинство протезов закупаются из-за рубежа. А там огромные цены, и не все могут себе эти протезы позволить, даже с учетом компенсаций. Мы же делаем все дома, в России, и, я считаю, наши технологии зарубежным не уступают.

Екатерина Овсянникова

фото: sk.ru

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стоит прочитать

Закрыть
Наверх