Почему Фаузия Шакирова основала благотворительный фонд «Азира», как она справляется с сотней собак и какая история ее подопечного вызывает у женщины слезы

542 просмотра 0

– Фаузия, что сподвигло Вас помогать животным?
– Я с детства собачница, всегда таскала их домой. Мама говорила «когда вырастешь, тогда заводи сколько хочешь». Вот я и мечтала всю жизнь о приюте, где будет много собак. Мечта сбылась – я начала подбирать одну, вторую, третью брошенную собаку, щенков. Так и пошло. В 2012 году мы официально зарегистрировались как благотворительный фонд. В апреле к нам приехала первая партия щенков в квартиру. Потом мы переехали на дачу и начали держать собак там.

– Как к Вам пришла идея открытия приюта для бездомных животных?
– На даче мы существовали 7 лет. Там и сейчас остаются вольеры. Были проблемы с соседями – никому такое соседство не понравится. Землю для приюта мы добивались долго, 4 года, а когда получили, мы начали строиться. На новом месте мы существуем ровно год.

– Какие животные содержатся в Вашем приюте? Сколько их здесь сейчас?
– За редким исключением, только собаки. Они приходят и уходят – вчера, например, двоих забрали, двоих привезли. Точное количество сложно назвать, но их больше ста. Собаки выходят за территорию приюта, но ни одна не убегает. Им здесь нравится.

– А как собаки попадают в Ваш приют?
– Все не так просто – позвонил, приехал, забрал. Это целый процесс. Часто собак привозят волонтеры. В основном я стараюсь брать тех, кто экстренно нуждается в помощи, у которых нет шансов уехать домой, собак-инвалидов. Они остаются на доживание, их редко забирают. У нас в Татарстане люди не такие жалостливые пока, как в целом по России. Там люди более отзывчивые.

– Бывали ли случаи буйного поведения Ваших подопечных? Кусали ли кого-нибудь?
– Бывали, не без этого. Есть у нас один доминантный пес. Он жадина, игрушки у него отнимать нельзя, может куснуть. Но всех, кто приезжает, мы предупреждаем, к какой собаке можно подходить, а к какой нельзя. Визиты у нас проходят под контролем. Есть постоянные волонтеры, которые не первый год с нами работают, знают, что к чему и могут отстегнуть собаку, погулять с ней. Но на самотек ничего не пускается. Кормежка у нас тоже строго по расписанию. Нет такого, что приехали и начали раскидывать еду, как голубям. Собаки из-за еды могут подраться.

– Кто и как помогает в Вашей работе?
– Постоянных волонтеров очень мало, их можно счесть на пальцах рук. Это люди, которые помогают с транспортом, выгулом, есть ребята, помогающие по мужской работе. Есть такие, кто оказывает одноразовую помощь, привозят еду для собак, гуляют с ними. Правда, второй раз очень редко появляются. Приезжают иногда с детьми, семьями, чтобы провести время с собаками. Постоянными волонтерами движет любовь к собакам. Некоторые даже обижаются, что мы не всех собак принимаем. Взять всех физически просто не получается.

– Оказывает ли помощь администрация города?
– Помощь государства для нас выражается в бесплатном прививании собак от бешенства. Специалисты приезжают ежегодно, в этом году даже два раза были, потому как у нас было очень большое поступление собак. Другой помощи нет, а приют в ней нуждается. Мы ведь даже за аренду земли ежемесячно платим. Хотелось бы, чтобы ее нам выделили бесплатно. Нужна хорошая дорога до приюта, газ еще нужно провести. Как для благотворительного фонда можно нам и более дешевый тариф на электричество.

– А на какие деньги работает приют?
– Помогают неравнодушные люди, кто чем может. Бывает разовая помощь от организаций и обычных людей, есть постоянный спонсор. Одна фирма сейчас взяла на себя оплату аренды земли для нашего приюта. Самая большая головная боль – зарплата сотрудникам. На нее также собираем средства желающих помочь.

– Начали ли работу центр ритуальных услуг и крематорий, который Вы планировали открыть?
– Крематор-установку мы уже разместили. Сейчас работаем над ее запуском. Смертность же в нашем приюте минимальная. Многие собаки живут годами, есть собака, которая живет у нас 8 лет.

– Фаузия, как Вы относитесь к отстрелу собак?
– Конечно, я против. По закону сейчас собаки должны стерилизоваться, прививаться, чипироваться и выпускаться на прежнее место обитания. У Горкоммунхоза были планы построить временный пункт передержки. Администрации города и каждому человеку можно было бы помочь, в том числе нам. У нас большая территория, вольеров не хватает, мы могли бы взять еще сотню собак, но их нужно где-то размещать. Тогда и не надо было бы отстреливать. Мы ведь и дом находим многим собакам.

– Очевидно, что в нашем городе, как и в стране, существует серьезная проблема с бездомными животными. По Вашему мнению, как можно решить эту проблему?
– Стерилизацией. Причем не только бездомных собак, но и домашних. Стерилизация домашних собак, я не говорю о породистых, окажет даже больший положительный эффект. Люди заводят собаку, каждый год появляются щенки, а куда их девать? Хозяева либо закапывают, либо топят, либо в лес вывозят, либо просто на улицу выкидывают. Выживают чаще девочки, почему-то в природе так устроено, что мальчики слабыми рождаются. Мы отдаем строго стерилизованных собак, пусть даже трижды породистых. Я думаю, что раз в жизни можно потратить деньги и собаку стерилизовать. Некоторым людям мы предлагаем даже сделать это через наш приют со скидкой.

– Вы регулярно сталкиваетесь с судьбами брошенных животных. История какого подопечного запомнилась Вам больше всего?
– У нас есть в приюте пес Джек. Его зимой в день выборов сбила машина. Нам позвонили два парня, сказали, что собаку, сбитую машиной, замело снегом. Они привезли пса к нам. Он ползал на передних лапах, мы повезли его в клинику, сделали рентген, оказалось, перелом позвоночника. У нас такие операции не делают, только в Казани. Повезли в Казань на операцию. Операция обошлась нам в 50 тысяч рублей. Восстановительный период был ужасным. У пса после травмы было недержание. Мыть его и помещение приходилось каждый час-полтора. Было очень тяжело. Сейчас он выздоровел, бегает, прыгает, я смотрю на него иной раз, и у меня слезы на глазах наворачиваются. Он пока в приюте не из-за того, что нет желающих, я ищу для него особенных хозяев, таких, чтобы его любили, и он был членом семьи. А в приюте его все любят, он здесь как дома.

Тимур Замятин

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стоит прочитать

Закрыть
Наверх