Женская неволя

45 просмотров 1

О тюремном быте рассказала девушка, недавно вернувшаяся из мест лишения свободы.

Задержание и допросы

До тюрьмы Наташа (имя изменено — прим. ред.) не знала, куда себя деть. Не было целей в жизни. Но однажды загадала: хочу сидеть и ничего не делать. Через неделю это произошло:

– Меня арестовали вечером на съемной квартире. Пришла подельница, попросила выйти. Открываю дверь, а она не одна, – рассказывает девушка. – Ко мне пришли искать наркотики. Я сама все отдала. Переживала больше за своего парня. Оперативники запугивали тем, что посадят его, если я не буду сотрудничать. Дескать, подкинуть наркотики для них не проблема.

В карцере

После этого Наталью отвезли в УВД для первых допросов. На следующее утро после задержания был суд, который вынес решение об аресте. Наталью поместили в изолятор временного содержания при УВД. За первые 10 дней пребывания в этом месте Наташа поборола клаустрофобию:

– Свободных камер не было, поэтому я сидела в карцере, одна. Старалась больше спать, чтобы не паниковать. Местная еда была дрянь, душ раз в неделю, туалет по расписанию. В таких условиях становишься неприхотливой.

Переехала в СИЗО

Пока адвокаты и судьи наперебой советовали признать вину и получить меньший срок (не 12, а 7 лет), Наталья переехала в СИЗО. В быту стало заметно лучше. Появилось общение, прогулки:

– Свой приговор я ждала несколько лет. За это время прочитала всю местную библиотеку. Сидеть без срока, не зная когда он закончится, мучительно. Но когда узнаешь, понимаешь, что лучше бы не знала. В неволе кажется, что время тянется медленно. День за днем ничего не меняется. Недели, месяцы и годы складываются в один бесконечный день. Но даже в СИЗО все девочки остаются девочками. Гадают, узнают у высших сил про срок, токлуют сны. Однажды из-за этого чуть не сгорела камера – гадали, поджигая бумагу.

В итоге Наталья получила 6,5 лет за сбыт наркотиков в особо крупном размере в составе организованного преступного сообщества.

Колония женского режима

Услышав приговор, Наталья не удивилась. Хотелось уже поскорее попасть в колонию, где можно будет передвигаться, ходить на свидания и работать. Так как в Татарстане специальных женских тюрем нет, барышень увозят в другие края.

Первое время женщина работала в садике, куда отправляли рожденных в неволе детей:

– Меня хватило на 2 дня и я ушла. Я не могу быть строгой. Они разом встают с горшков, а я их догнать не могу.

Потом отправилась на швейную фабрику:

– Шили мешки для трупов, одежду для полиции, постельное белье, полотенца. Когда заказов не было, крутили бахилы.

Тюрьма научила Наташу жить, есть и спать где угодно. Общаться и дружить с женщинами разных возрастов, обзавестись подругами:

– За время, что я там была, встретила много интересных людей. Одна уже 13 лет на зоне, и вся ее жизнь проходила в тюрьме. Другая, суперинтересная и общительная, на воле была токсикоманкой, а там хоть немного протрезвела.

В колонии был свой клуб, в котором каждые выходные проводили концерты самодеятельности. Можно было ходить и в церковь, и мечеть. Местный батюшка иногда проводил обряды освещения мест проживания.

– Сидеть было и тяжело, и весело, и грустно, – вспоминает Наташа. – Бывали и драки. Но скорее не от насилия, а от безделья. Унижали нечистоплотных и откровенных нерях. И в таких условиях нужно оставаться ухоженной – нам можно было пользоваться косметикой, ходить в парикмахерскую.

Свидания

С тем парнем, за которого переживала девушка, они расстались почти сразу после приговора.
За время своего нахождения в неволе Наташу три раза навещали родители. Свидания с ними проходили в специальном здании при администрации колонии:

– На первом этаже отдельный холл, там комнаты, кухня и душ. Вот и сидишь там 3 суток с родней. Выходить нельзя. Так что и ты, и они в изоляции.

Досрочного освобождения Наталье не давали, пока она не написала жалобу в Верховный суд. Это сработало, и однажды ей велели в течении 2 часов покинуть территорию. Она отсидела 5 лет и 2 месяца.

– От тюремного сленга пришлось избавится, – говорит Наташа. – А еще, бывает, вспомнишь какую-нибудь историю, а она связана с тюрьмой. Рассказать не могу, близкие не хотят про это вспоминать.

Олег Негин

Ранее в рубрике:

Комментарии

  • Нет Нет Май 17, 2018 в 21:16

    Уважаемая редакция,я считаю ,что не нужно писать,что в местах лишения свободы все так хорошо.Ведь вашу газету читают все ,она приходит в каждую семью.Молодые люди решат,что там тоже можно прекрасно жить.
    Ещё на первой странице!Не правильно это!Воспитания нет.Это моё мнение.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Наверх