Как простой челнинец поддерживает детей с нелегкой жизнью, открывает для них мастерские на выигранный грант и помогает найти свое место в жизни

312 просмотров 0

Басыйр Ганиев, специалист по работе с молодежью МЦ «Орион», недавно победил во Всероссийском конкурсе молодежных проектов «Байкал». Его проект «Наставник. Точка роста» признали лучшим среди 223 проектов участников. На грант в размере 1 млн. 100 тыс. рублей, полученный за победу в конкурсе, челнинец планирует запустить мастерские для детей, попавших в трудные жизненные ситуации. И это не первый и не последний его проект. В свои 27 лет молодой человек для благополучия детей сделал намного больше, чем многие люди более старшего возраста.

– Басыйр, Вы работаете не просто с детьми, а с теми, у кого трудная жизнь, – что Вас к этому подтолкнуло?
– Я вообще очень люблю детей и легко нахожу с ними общий язык. Считаю, что дети – это наше будущее. Развивая детей, мы развиваемся сами и развиваем свое будущее. Почему работаю именно с трудными? Это жизненный опыт: когда в нашей семье были трудности, мой дядя нам помогал, и это навсегда осталось в моей памяти.
Близко с такими детьми я познакомился в конце 2012 года в социальном приюте «Асылташ». Начал с ребятами общаться и понял, что это такие же дети, просто им нужно немного больше тепла и общения. Чтобы какой-то значимый, взрослый человек находился рядом и мог показать пример, как должно быть. Так у нас появился проект «Наставник».

– Расскажите об этом проекте подробнее.
– В ходе работы с детьми я начал понимать, что нужно вовлекать ребят в практическую форму, чтобы у них была возможность чему-то научиться и применить эти знания после выхода из детского дома. Проект «Наставник. Точка роста» предоставляет детям возможность попробовать себя в той или иной профессии. То есть это не просто курсы профориентации, когда детям проводят тестирование, все это складывается в стопочку, и ребенок не знает, что дальше с этим делать. Это платформа, куда дети могут прийти, поработать руками, понять, чем они будут заниматься во взрослой жизни. В перспективе мы планируем сделать связку с Центром занятости.

– Получается, это будет совместный проект с Центром занятости?
– Нам бы хотелось с ними работать. Центр занятости заинтересован в том, чтобы появлялись новые рабочие места, чтобы люди не бездельничали. Я вижу эту связку так: ребенок прошел у нас обучение, поработал в мастерских, понял, какую профессию он бы для себя выбрал, и уже имеет возможность выбрать учебное заведение, куда бы он поступил. Данное учреждение, соответственно, должно иметь связку с предприятием. И Центр занятости мог бы выступить таким связующим звеном.

– Вы много общаетесь с детьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Какая помощь, по Вашему мнению, им нужна в первую очередь?
– Я за то, чтобы люди помогали детям осознанно, особенно тем, кто находится в детских домах. Потому что распространено мнение: вот ты приехал на Новый год, купил подарков, сделал ребенка счастливым. А, по факту, ты таким образом воспитываешь в нем иждивенца. Находясь в детском доме, ребенок привыкает к тому, что к нему особенное отношение, поскольку он находится в трудной ситуации. Он впитывает это как норму и после выхода из детского дома просто не может вклиниться в общество.

Статистика говорит о том, что только порядка 10% детей, вышедших из детских домов, вливается в обычную жизнь. В 23 года заканчивается поддержка государства, и они остаются совсем одни. Для них тяжело это воспринять. Но у нас в Татарстане, мне кажется, все-таки больше тех детей, которые могут адаптироваться к взрослой жизни, к новым условиям. Раньше я думал: «хорошо, если мы поможем одному ребенку найти профессию, устроиться в жизни, стать настоящим человеком». Сейчас я понимаю, что это можно масштабировать, что можно помочь большему количеству детей. И это вполне реально.

– Басыйр, расскажите про сам конкурс. Трудно было победить?
– Конкуренция, безусловно, была высокая. Участников – порядка 500 человек, проектов было отобрано около 220. Гранты в итоге получили 25 человек: от 70 тысяч до 1 млн. 100 тыс. рублей. Самый большой грант, получается, достался мне.

– Вы заявили, что деньги направите на запуск мастерских для детей. В чем будет их особенность?
– В этих мастерских у детей, во-первых, будет возможность обучиться профессии дизайнера, столяра-плотника, чтобы они могли что-то делать своими руками. Во-вторых, они смогут заработать деньги, потому что у таких ребят потребность в деньгах, как правило, большая. Иными словами, мастерские – это одна из точек роста для детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Но в перспективе проект будет работать и для детей из обычных семей, потому что проблема профориентации актуальна для всех.

– А где будут располагаться мастерские?
– У нас уже есть договоренности с детским домом, социальным приютом «Асылташ» и культурно-образовательной платформой «Метро». Получается, детский дом – это то место, где дети находятся постоянно, в соцприюте они находятся время от времени, а «Метро» хочется сделать такой платформой, куда дети могли бы приходить на постоянной основе. При работе с такими детьми нужен комплексный подход. Нельзя ситуацию решить одним каким-то способом.

– Какие у Вас планы на будущее? Есть ли идеи новых проектов?
– В разработке – проект по менторской поддержке. Мы находим точки соприкосновения ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации, и взрослого и создаем им траекторию развития, чтобы ребенок с наставником могли вместе пройти жизненный путь. Так детям будет проще влиться в обычную жизнь.

Второй проект – это расширение мастерских. Хочу организовать инженерную мастерскую, где дети могли бы под кураторством человека, обладающего знаниями и навыками, создавать какие-то технические изделия, например, гироплан или багги.

Проектов очень много, они все будут работать в рамках одной концепции. Надеюсь, это удастся.

Тимур Замятин

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Наверх