Про критику, вдохновение и терапию стихами – интервью с челнинской поэтессой Светланой Летягой.

50 просмотров 0

– Светлана, расскажите, как начинался Ваш творческий путь?
– Все происходило спонтанно, нет конкретной точки отсчета. Немного писала в детстве, немного – в юности, годами вообще ничего не писалось. Возникала потребность выразить свое состояние, и почему-то, когда я делала это в стихах, – меня это успокаивало. Что-то вроде дневниковых записей, которые скапливались годами.

Впервые я их показала в 2014 году, когда подруга посоветовала принять участие в конкурсе, который проходил в одной из социальных сетей. Я рискнула, отправила и победила. Так все и началось.
После этой победы меня стали приглашать для выступлений в городских мероприятиях в статусе «новое имя в поэзии города». К этому я оказалась совсем не готова – одно дело просто показать свои стихи, а другое – выйти и самой прочитать о личном на публику. Пришлось серьезно поработать над собой. И теперь после выступлений слышу теплые отзывы не только о том, что я читаю, но и – как.

– Как у Вас сейчас складывается стихосложение?
– Я стараюсь придерживаться принципа «если можешь не писать – не пиши». Не вижу необходимости что-то из себя выдавливать, марать бумагу. Могу, конечно, написать поздравления по просьбе, но скорее это будут слова в рифму. Может, даже и стихи, но не поэзия. Обычно все приходит само – какая-то строчка, образ, затем – состояние, от которого и начинается рождение стиха. Некое таинство, которое я до сих пор не могу разгадать.

Я никогда не провожу литературный анализ своих стихов, я от этого далека. Мне ближе состояние стихийности, наития, когда сама удивляешься: как же это всё получилось? Иногда нужное слово не можешь подобрать очень долго, и когда, наконец, его находишь, то просто счастлива.

– А о чем Вы чаще всего пишете?
– Какая тема больше всего волнует женщину? Любовь, конечно, и чаще всего драмы, переживания, когда ты переполнена тяжелыми чувствами, и не знаешь, как жить дальше. Мой первый сборник так и называется «Стихотерапия». Тогда стихи приходили ночами, и это приносило облегчение.

– Где Вы черпаете вдохновение?
– Основной источник – это пережитое, когда захлестывают эмоции и хочется выплеснуть, высказаться…. Или наоборот, состояние влюбленности либо просто интересные мысли и наблюдения за жизнью.

– Вам не было страшно читать стихи, в которых очень много личных переживаний, на публику?
– Бывает, меня называют «закрытым человеком», несмотря на внешнюю общительность – не очень люблю откровенничать. А стихи – это другое. Я ведь ничего нового не открыла – то, о чем пишу, пережили очень многие женщины. Да, для этого нужна определенная смелость, но мне не страшно. Потому что когда я выступаю, вижу глаза зрителей. А после они подходят ко мне со слезами и говорят: «Спасибо! Это же про меня!» Выходит, я уже пишу не просто о себе, а о женщине вообще.

Кто-то говорит, что мой сборник стал настольной книгой, кто-то перечитывает его в трудные времена. И тогда понимаешь, что твои стихи живут своей жизнью – они спасают, помогают, и поэтому уже ничего не страшно.

– Я знаю, что Вы состоите в Союзе российских писателей. Как Вы туда попали?
– Началось все с той самой победы в конкурсе. Жюри было достаточно серьезное – наши признанные челнинские поэты и писатели. Председателем был Николай Петрович Алешков, главный редактор литературного журнала «Аргамак». Когда нас пригласили на награждение, он вручил мне номер журнала со словами: «Приглашаю Вас на свои страницы».

Потом я приносила ему остальные свои стихи. Прочитав их, он поинтересовался, где я этому училась. Я ответила, что нигде, и даже не знаю, можно ли это назвать стихами. Тогда он уверил меня, что это очень хорошие и профессиональные стихи. Это помогло мне взглянуть на себя другими глазами. Подборку опубликовали в «Аргамаке», а позже с подачи Николая Петровича я начала собирать стихи для сборника и в 2015 году его издала.

Я стала тесно общаться с нашими писателями и поэтами, они меня очень тепло приняли, сначала было даже непривычно. Разговаривали, как с равной, будто давно знакомой. Они и предложили мне вступить в Союз российских писателей, где сами уже состояли. Я отправила в Москву необходимые документы, свои стихи, и мою кандидатуру одобрили.

– Что это значило для Вас?
– После этого, по сути, в жизни ничего не изменилось. Разве что пришла определенная уверенность, что тебя признали профессионалы и твои стихи чего-то стоят (внутренняя же уверенность вообще не зависит ни от какого признания). Приятным бонусом явилось то, что члены СРП иногда могут получить госстипендию на выпуск очередного сборника. Это серьезная поддержка, ведь приходится издаваться на свои средства. А это дорогое удовольствие.

У творческого человека всегда есть сомнения. Я могла бы писать стихи только для себя, никому не показывая, и тоже прекрасно бы жила. А когда стихи несешь людям – это уже совсем другая ответственность.

Поэтому, когда пришло письмо о том, что меня приняли в Союз российских писателей, это просто все расставило по своим местам.

– Как Вы считаете, нужна ли критика поэтам, и как лично Вы к ней относитесь?
– Если стих уже написан и закончен, это значит, что до этого момента была проделана колоссальная работа, буквально битва с самой собой за каждую букву, за каждую запятую. Я сама себе самый строгий критик, и строже меня уже никто не оценит.

То есть, если стихотворение, на мой взгляд, завершено, значит, все – уже ничего не изменю. И здесь для меня авторитетов нет.

В среде поэтов бывает, что мы, написав «свежий» стих, отсылаем друг его другу: поделиться радостью – это же как рождение ребенка. Ну и хочется узнать мнение коллеги-профессионала, мнение, которому доверяешь. Конечно, критика бывает. Но это крайне редко и всегда конструктивно. Обычно мы очень бережно относимся друг к другу. Вообще критиковать поэтов сложно – это настолько тонкие души…

Иногда приглашают в жюри на творческие конкурсы, а там пишут… разное. Двойственное ощущение. С одной стороны, уважение к этим людям, за то, что они творят – пусть не всегда умело. Ведь творчество – это всегда созидание, а не разрушение, что уже ценно. Но когда я читаю откровенно плохие стихи, ощущение, как от зубной боли. А ведь нужно человеку о его ошибках сказать очень аккуратно.

– Получается, что стихи дано писать не каждому?
– Да, можно сказать и так. Есть стихи хорошие и качественные, но не трогают. Настоящая поэзия – чудо, когда от одной строчки испытываешь потрясение. Она извлекает из глубин твоей души чувство, которое ты сам не можешь выразить. И вдруг кто-то смог сказать о твоем сокровенном – это дорогого стоит.

– Светлана, есть ли у Вас поэты, стихи которых Вас глубоко трогают?
– Да, конечно. Николай Рубцов – это настоящая, чистая поэзия, когда слова льются, словно дыхание. Глубочайшие смыслы, но настолько все легко и естественно – это дар Божий, я считаю. Борис Рыжий. Не все, наверное, считают его «правильным» поэтом, но меня его творчество зацепило с первого раза – как любовь с первого взгляда. Он так тонко обнажает душу, так играет рифмой! Жаль, ушел совсем молодым. Нижнекамский поэт Владимир Лёушкин – проникновенный лирик – тоже трагическая судьба. Читаешь их стихи, и хочется плакать… Но это слезы очищения. Именно об этих поэтах (как и о М.Цветаевой, С.Есенине) я когда-то написала:

Выпало им –
птицей раненой спеть
(мир услышит, но не поможет)
и уйти.
Не приняв этот мир,
всех простить…
Быть поэтом и в сердце
Россию вместить –
это жить на ветру
без кожи…

Естественно, Александр Сергеевич Пушкин – что не удивительно. Не перестаю восхищаться его неповторимым слогом, читаю – и будто держу в руках ларец с драгоценностями, которые сверкают и переливаются невероятными гранями.

Анна Ахматова, конечно же. Ее глубина, лаконичность, мне очень близки. Я не пишу больших стихов, потому стараюсь каждое слово наполнить смыслом. Чтобы читая и перечитывая, человек открывал его для себя все больше и больше.

Меньше слов, больше смысла. Это, пожалуй, мой второй девиз. Первый, как я уже говорила «Можешь не писать – не пиши. Это никому не нужно».

– Мой завершающий вопрос будет про Ваш первый моноспектакль, который состоится уже в пятницу. Расскажите о нем подробнее.
– Он создан из моих стихотворений, связанных небольшими монологами. Все будет выстроено в определенную сюжетную линию. Также будет живая музыка – фортепиано – под которую я периодически буду читать. Это не просто фоновая музыка, она дышит в одном ритме со словами.
Каждое стихотворение – это мини-спектакль, и каждое – я буду проживать на сцене.

Екатерина Овсянникова

Ранее в рубрике:

Комментарии

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Наверх